Оставаться




ОСТА­ВАТЬ­СЯ

Понедельник, 26 Апреля 2010 г. 13:10 мск

Проходя по лунной поверхности, трудно не заметить состояния сна. Гладкий, блестящий и мягкий, он принимает тебя, всегда таким, какой есть, и ему ничего не нужно. Он растворяет суету и необходимость в нежной кислоте своих ласковых объятий, настигая в самых неожиданных местах. Давно обнаруженные границы безумия и всевозможных состояний похожи на расчерченный для игры в классики асфальт. И я весело прыгаю по ним, переставляю ноги, удерживаю равновесие с помощью рук. Ветер развевает волосы.

Я всё-таки ещё остаюсь, не исчезаю, не пускаю в себя кого-то другого, кто полностью заместит меня, уничтожив. Я всё-таки ещё хочу смотреть на исчезающие точки света выше линии придуманного горизонта, всё-таки ещё не растворился, не запутался в горящих линиях звука, ещё, ещё, ещё... Когда меня настигнет тишина, мне будет уже не страшно. А пока я остаюсь бегущим от неё и к ней, между двумя однополярными магнитами, с равной силой в двух направлениях, что даёт неустойчивую иллюзию невечного полёта

Я помню, ты рассказывал. Артериальная гипотензия, панические атаки, когда во время сна мозгу не хватает кислорода. Отчётливое ощущение умирания. Сны, ярче, чем реальность. Много раз. И всё же…

Они разбросаны повсюду, эти маленькие кусочки Жизни. На тех дорожках, по которым я проходил тысячи раз, в изумрудном свете древесных листьев, в этих фантастических красках закатного моря и пылающего неба над ним, в облаках, которые сегодня выглядят абсолютно нереально и неправильно… Это Земля? Ну что Вы, нет, я Землю знаю! Границы безумия. Границы разумного. Разичия между тем и этим… Где они, эти границы? Кому они нужны?

Пустить в себя кого-то другого… Да, Ваня Первый, тот другой – это тоже Ты. Вернее – твоя маска, Ваня Второй. У него есть функции, но у него нет Жизни. Она, Жизнь, есть только у тебя Первого. И если ты уйдёшь…

А пока ты остаёшься, и этим ты удовлетворён. Ты, который Первый. Ты любишь жизнь.