Кислая весна




КИС­ЛАЯ ВЕСНА

Понедельник, 12 Апреля 2010 г. 15:48 мск

Так кисло и наивно. Счётчики на ноль, размагнитить диски, завязать ленты кассет шнурками в ботинках.

Простите, я испачкаю ваши белые стены кровавыми отпечатками своих рук. Мне просто нужно на что-то опереться, чтобы идти дальше. Я не могу оставаться здесь. Я снова сделаю это, чтобы больше ничего не хотеть. Все мои чувства давно мертвы, кроме одного — чувства вкуса. Ты вкусный. Это необходимо и достаточно для появления новой реальности, созданной из сияющей красоты, в которой я буду единственным живым существом.

Зачем мне петь про какие-то чужие придуманные чувства, разве мои недостаточно хороши? Как я могу не любить себя, ведь я — неотъемлемая часть моих удивительных снов, пусть и только лишь в качестве зрителя? Тонкие и острые, так легко ломаются, доставляют столько удовольствия. Так больно, так горячо, так долго.

...совсем кисло. Нужно, необходимо, жизненно важно, но что? Это чувство стало уже физическим.

Меня посещает подозрение о природе твоих проблем. Или моих? Неважно. Кисло, да.

Да,   Первому здесь говорить не с кем. Но ведь потребность то в общении у него есть! Он же нормальное социальное существо! Его “нельзя положить в ящик”. И ему нужно “на что-то опереться”. И ему нужно всё то, что нужно нормальному человеку. Хоть он и Космонафт.

Никакая маска, даже самая лучшая, не спасёт от одиночества. Эти вопли в пустыне: кричи, не кричи – никто не услышит. Так страно: продираться сквозь плотную бесконечную толпу, в которой тебя никто не замечает. Не видит, не слышит. Так, будто ты не существуешь... Вот потому и Космонаффт. Поневоле.

Мы много дорог повидали на свете,
Мы стали сильнее, мы стали не дети.
Но лето в дороге кончалось зимою,
А зимы в дороге кончались стеною.
Но мы еще верим, что мы не забыты,
Стучимся мы в двери, а двери надежно закрыты.

И я не пойму от кого их закрыли,
Нас может быть звали, но просто забыли.
А может нам быть по-настойчивей стоит,
Тогда нас услышат, и двери, конечно, откроют.

Но вот уже годы минутами стали,
И мы понемногу стучаться устали.
И снова зима эту землю укроет,
Никто не услышит, никто не откроет,
А может стучаться сюда по-другому,
А может быть просто хозяев давно нету дома.

Дорога тебе не сулит возвращения,
Тебе в возвращении не будет прощения.
А ты все не веришь, что мы позабыты,
И ломишься в двери, хоть руки разбиты.
И ты не забудь, что ты просто не нужен,
Тебе остается лишь вечер и зимняя стужа.
_____________________________Машина времени

Как-то так. Кисло, да.

Твоя работа. Суть не в том, что её слишком много. Суть в том, что не остаётся времени для того, что-бы Первый был с тобой. Это выматывает. Незаметно, на радикально. Без Первого Второму просто не выжить. У него же нет своих целей. У Второго нет своей жизни. Вот и кисло.