Мимо




3 апреля, 2014 г

четверг

Я смотрю в красивые глаза, я трогаю тёплые руки. Что я здесь делаю? Будет ли мне грустно, если уйдёшь? В клубах дыма цвета ушедшего времени и со вкусом жвачки я тону в диване уже не один. Апатия. Я не понимаю каждый взгляд и прикосновение. Они как подбрасывание игрального кубика. И страх: вдруг увидишь, что на самом деле я изо льда? И страх: вдруг и ты тоже окажешься куском пластмассы, с которым приятно проводить время, параллельно погружаясь ещё сильнее в мягкие знакомые облака своей непонятости и изоляции.

Всё проносится мимо меня. Звуки, которые так мне нравятся и которые я не могу разобрать. Движения, которые я забываю, боясь сделать больно размашисто. Картинки, которые слишком дорого стоят. А я стою с растопыренными пальцами в восхищении, не в силах ничего уловить. Может, я просто не верю в свои силы? Может, я сомневаюсь в целесообразности их приложения. Так что я загораю перед яркими экранами. Два дома, два снаружи. Два дома...

Всё своим чередом. Два первых месяца ещё спасаются ожиданием нового года, а три последующих уж совсем не имеют оправдания. За ними лишь День дурака.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Страх. Да, так вот…

Я давно уже перестал ждать. Нет и не будет ответа. Или я уже не хочу его? Я уже так сросся со своим одиночеством? Почему же мне с ним так неуютно?  Наверное – это страх. Да, вот придёт ответ… И многое придётся менять. Я уже умер? Может быть, и нет ещё. Но, во всяком случае,  привык. Это факт. Очень плохо. В некотором смысле ещё хуже, чем умер.

А у тебя… Да, она уже приходит к тебе. Как её сегодняшнее имя? Тишина? Отрешённость? Это дети Одиночества. Они совсем другие.

Где твои серебрянные звуки? _2015.11.15.