Сахар




САХАР

Вторник, 29 Июня 2010 г. 13:08 мск

Жидкий горячий шоколад с вишней течёт по ржавым металлическим поверхностям заболевшей сонной реальности. Лето с запахом яблочного сока из детства и трёхлитровых банок. Синие ветры, горячие лампы. Прошлому тесно в прошлом, и оно растекается по сегодняшней жаре. Звуки из зимы, из кислого-кислого, без чего так больно. Я рассеиваюсь в пространстве, рассыпаюсь пылью, я высох и искрошился, доставайте свои карточки, сворачивайте купюры.

Я хрупко вылечился, балансирую на стеклянной грани между. Я не знаю, где я бываю по ночам. Возможно, еду куда-то в поездах по листьям цвета майской зелени. Возможно, качаюсь на огромных качелях, пытаясь вспомнить первичный, иррациональный страх падения в опасную нормальность. Бесконечные копии меня бесцельно трансформируются. Beatitude становится обычным состоянием пребывания в сладком сне, который активнее чем когда-либо пытается казаться реальным миром. «Я — из сахарозаменителя, небо — полиэтиленовое, твои сны заржавели», — говорит он, а я ему верю.

В этой нормальности теряются остатки разума, растворяются кусочки мыслей, как сломанные пластмассовые игрушки в бутиролактоне. Я люблю сахарозаменитель. Я забуду про настоящее сладкое, пусть эти таблетки станут единственной моей радостью. Синие, белые. Они про меня. На этот раз моё иррациональное оказалось густым сиропом, так мягко и безобидно покрывая с головой, засахаривая, консервируя, сохраняя навсегда.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Жизнь до и после. Трансформация. Знакомо, хотя и не столь ярко. Огромный кусок жизни, яркой и насыщенной, закончился. Исчерпал себя, пришёл к логическому завершению. Каким бы он ни был, он уходит. То, что впереди, выглядит многообещающе, но незнакомо. Не факт, что оно лучше, но оно неизбежно. Ведь к этому стремился! А пока – ни там, ни здесь. Такое недоумение: полагается радоваться, но непонятно, чему. Ди и сил нет. Прошлое и будущее свиваются в странную спираль, стремясь порвать зыбкое настоящее.