Эпизод №3. Танец с саблями

Аватар Сергей Левин 120*120 px

Скушал волк зайца. Птичка съела муху. Хорошо это или плохо? Вот в чём вопрос!
С точки зрения этой конкретной мухи, наверное, плохо. А с точки зрения птички это хорошо. И даже я её, птичку, тут поддержу. Это очевидно. Не люблю я мух. Парадокс в том, что и с точки зрения остальных мух это тоже хорошо, что одну из них съели! Ведь если никто не станет есть мух, тогда они за короткое время покроют своими телами всю планету. И им уже негде будет размножаться. И зайцам тоже.
“Люди должны жить в гармонии с природой.” Как интересно. Смотрю BBC, “Живая Природа”. Как замечательно. Все друг друга едят. Редко какое животное умирает своей смертью. Рождаемость любого и каждого вида животных такова, что они должны умирать. От болезней, от голода и жажды, от зубов хищников, от… Не будем говорить про человека. Вот это и есть “гармония природы”. Реальная гармония. Она представляет собой некий баланс смертельных противоречий. Даже внутри одного вида. К примеру: долгая жизнь одного индивида, это плохо для выживания вида в целом. Это я про себя. Это моя личная долгая жизнь не нужна моему виду “хомо, гмм…, сапиенс”. Для выживания вида нужна изменчивость. История сотен миллионов лет это показала со всей отчётливостью. Ведь выживает отнюдь не сильнейший. Сильнейшие сейчас стоят в музеях в виде скелетов. Выживает наиболее гибкий, способный быстро измениться. Как тогда, когда в Мексиканский залив упал астероид. А для того, чтобы вид изменялся быстро, индивиды должны умирать, скажем так – своевременно. Не буду спорить с природой, но… Я бы пожил.
Увы, природа и нам, и зайцам, и мухам не даёт никаких гарантий. Она только предоставляет возможности. Столько, возможностей, сколько получилось. И мы выживаем, как можем. Кушая друг друга. И противоречия являются неотъемлемой частью нашей природы. Хотелось бы, чтобы и волки целы, и овцы сыты. Но так не бывает. Ведь и те же овцы кушают травку. А травка то тоже живая! А мне и травку жалко. Когда котлетку скушаю.
И чему удивляться, когда люди едят друг друга. Пусть и в переносном смысле. Оно же у нас в генах крупными буквами вписано. Мы автоматически закрываем двери на замок, уходя из дома. Мы даже не задумываемся, зачем ставим антивирус на компьютер. “Так надо”. Мы автоматически отвечаем ударом на удар. Так устроен этот мир. Такова традиция. Традиция такова, но… Хотелось бы, чтобы было не так. Не так чтобы было. Очень бы хотелось.
Из Дневников Синего Космонафта. “Бриллиант” :
Я совершенно точно не часть внешнего мира. И это понятно, ведь я внутри, а он снаружи. И я следую кратчайшим путём к безумию — разрываю связи между внешним миром и своими чувствами. Я желаю ощущать то, что мне хочется, а не то, что исходит из чуждого мне мира. Он не несёт ответственности за мою боль, ему всё равно. Совершая очередное движение своего танца с саблями, он не устаёт повторять: я не нападаю на тебя, посмотри. Не происходит ничего плохого. Если тебе это не нравится — изменись.
Спасибо, внешний мир, ты сам дал мне ключ к свободе от себя. Пусть оно равно безумию, неадекватности и непонятости. Мне уже всё равно. Я — отдельно. Если ты не хочешь отвечать за то, что сделал со мной, я больше никогда не пущу тебя внутрь. Ни в чём не обвиняю, ни о чём не прошу, никак не называю. Я медленно и болезненно убиваю в себе все те корни, которые проросли в меня извне. Я теперь буду навсегда сам для себя. Я Синий Космонафт.
И я начинаю отделять себя от внешнего мира. Мне жалко того поросёнка. Хотя котлетка из него получилась вкусная. Вот только как это сделать? Ведь Бриллиантовый Дождь или Изумрудный Лес, это тоже внешний мир!
Из Дневников Синего Космонафта. “Двадцать первая” :
Чистое побеленное солнце растапливает миллиарды склеенных снежинок. Я бы хотел запомнить запах каждой весны, налить их в крошечные бутылочки и сохранить. А потом, вечером своей осени, снова, снова…
Сергей Левин24 ноября 2017 г.

Эпизод №3. Танец с саблями: 9 комментариев

  1. Сережа, а тебе не кажется, что эти “Танцы с саблями” устраивает Второй как раз именно по указанию Первого? Можно бесконечно проблематизировать средства, которые выбирает Второй, но может быть, лучше все-таки Первому пора уже пересматривать Цели?…

    1. Добрый день, Венера!

      Второй не устраивает танцы с саблями. Просто многие вещи, которые во “внешнем мире” считаются нормальными, Первый воспринимает, как танцы с саблями.

      Первый не может пересмотреть свои цели так, чтобы устранить эти проблемы. Пытаясь это сделать, Первый станет Вторым, а собственно Первый умрёт. Вот примеры попыток это сделать. Цитаты из Дневника Синего Космонафта.

      1. Биллиант:
      “Снова где-то между, так трудно потерять свою память, своё прошлое. Не могу заставить уйти освещённый ночными огнями проспекта летний дождь. Это как выбросить бриллиант в океан — нужно, но его притяжение заставляет пронести его, бесполезный, с собой через всю жизнь.”

      2. -0^:
      “Моё сердце подобрали в придорожной грязи, не случайно потерянное, а именно что выброшенное, с силой выкинутое прочь. Подобрали, отмыли, почистили бережно, не отказав себе в потребности оставить на нём свой автограф на память. В целом, достаточно неплохо восстановили, до мельчайшей царапинки точно. Дали мне обратно. А оно же своё, родное, как можно было не взять? Взял, даже спасибо не сказал. Таким, как оно было в тот день, когда я его выбросил, желая забыть, не помнить, не думать. Отключать мысли насовсем, только чтобы не об этом. Я теперь живу с ним, по-другому уже не умея.”

      3. Что:
      “У меня получилось. Субъективно я оцениваю своё нынешнее состояние как ненормальное. Однако, вовлекая память, приходит пугающее осознание того, что именно таким я и был раньше. Именно такое поведение и такие реакции являются типичными для той личности, от которой я столько лет убегал, которую рушил, растворял. Возможно, это такая демо-версия кризиса среднего возраста, нет? Когда понимаешь, что. Что.

      А сейчас моя психика пытается договориться сама с собой. Снова вывернуться так, чтобы. Мне всё равно, чем завершатся переговоры. Я просто попытаюсь успокоиться, заглушить эти дурацкие желания. Беда лишь в том, что у моего сознания нет местной анестезии, а лишь только мощный общий наркоз, повергающий меня в.”

      Собственно, появление Второго – это и есть то решение, которое нашёл Первый. Второй – это буфер между Первым и внешним миром. Способ сохранить себя и жить в этом мире.

  2. Грани чувствительности, восприятия мира и сам внутренний мир Вани просто потрясает…

    Мне кажется очень близко описала американская писательница Перл Бак: «… творческий человек рождается на свет ненормально, нечеловечески чувствительным. Для него… прикосновение — это удар, звук — гром, невезение — трагедия, радость — экстаз, друг — как любимый, любимый — как бог, а провал подобен гибели. Добавьте к этой мучительно хрупкой организации непреодолимую потребность создавать, создавать и создавать — поскольку без создания музыки, поэзии, книг, зданий или других наполненных значением вещей само дыхание отторгается от него. Человек обязан создавать, обязан изливать свои творения. Из-за некой странной, необъяснимой внутренней нужды он не чувствует себя живым, если не делает этого»

    Но в данном контексте я имела в виду тебя, Сережа. Не хочешь же ты сказать, что твой внутренний мир и Вани устроены одинаково? Хотя, несомненно, они, наверное, похожи…

    1. Собственно, о том, что наш внутренний мир устроен одинаково, я говорил уже много раз. Есть, конечно, и разница. Я в своей основе технарь, человек рассудочный. Ваня – художник. Хотя тогда, когда это ему было нужно, он вполне владел программированием сайтов или техническими аспектами создания музыки на компьютере. Да, мы похожи. Наверное, поэтому я понимаю, о чём он пишет. Во всяком случае – мне так кажется.

      1. Довольно самоуверенно звучит… Мне кажется, что у вас есть еще различия. К примеру, что твои цели можно еще изменять… И то, что тебе сейчас нужно жить за вас двоих… Или еще то, что он любил писать песни и музыку… Хотя ты тоже стал писать, к примеру, скетчи… ты ведь их раньше не писал?… Вот если бы ты мог спросить его, так ли ты сейчас живешь, как мечтал он? – что думаешь, он бы тебе ответил?

        1. Различий много, конечно. Если два человека одинаковы со всех сторон, один из них лишний. Но мы ведь начали говорить об общей конструкции? Тут можно сказать, что скелет одинаковый, а то, что на скелете – во многом разное.

          Да, во мне тоже есть художник. Пока Ваня… работал, мой художник спал, ведь Ваня, как художник, однозначно сильнее. И только когда стало пусто, мой художник проснулся.

          Я не смогу его заменить. Это факт. И не смогу жить так, как мечтал он. Я не смогу жить даже так, как хочу я. Но он пытался об этом говорить. Теперь пытаюсь я. Может быть здесь я делаю то, что “Ваня бы одобрил”, как говорят его друзья. Собственно, пытаясь жить так, как я хочу, пытаясь изменяться, я и делаю это самое “как Ваня”.

          Изменить мои цели. У тебя есть конкретные предложения? И я ведь писал о последствиях. Они будут те же. Первый умрёт.

  3. Извини, Сережа. Я не хотела сказать, что ты должен жить, как Ваня. Только о различиях…

  4. Общая конструкция… Она может быть и общая, конечно, но, видимо, все-таки только для творческих личностей. И то не для всех) Потому что в себе я такую конструкцию как-то не опознаю. Попыталась посмотреть, как это у других устроено, но увы, ничего подобного не нашла

    Наконец до меня стало как-то доходить, что в вашем случае вообще никаких советов и предложений лучше не делать из опасения последствий…

    Если вспомнить “Музей имени меня”, то да, мне тоже кажется, что Ване не очень бы понравилось, если бы ты попытался жить его жизнью…

    1. Да, пытаться жить его жизнью бессмысленно. Ведь он уникален, он неповторим. Но я помню его слова, которые он повторял многораз: нужно расти, нужно изменяться. Вот это я пытаюсь делать. Для себя. В память о нём.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.